Интервью, которое заместитель государственного секретаря США Виктория Нуланд дала Радио Свобода, стало новым серьезным поводом говорить о Минских соглашениях и отношении Соединенных Штатов к этому документу. При этом чаще всего цитируют слова Нуланд о том, что «если мы действительно почувствуем, что есть основания увидеть реализацию Минских соглашений в безопасный и приемлемый для Украины способ – способом, который восстановит ее суверенитет и территориальную целостность в Донбассе – взамен какого-то типа политической автономии для Донбасса, и это приведет к выводу российских сил и поддерживаемых ею марионеток – мы были бы готовы работать над этим».

Хотя, конечно же, самое важное в этом тексте – это серьезные сомнения в том, что для этого есть серьезные основания. «Возможно, это просто защитный щит для нынешнего конфликта в глазах Москвы?» – задает вопрос замгоссекретаря.

Можно сказать, что сейчас есть три отношения к Минским соглашениям. В Киеве говорят, прежде всего, о выполнении тех пунктов документа, в которых речь идет о выводе иностранных войск с территории Донбасса и о необходимости серьезно модернизировать сами соглашения. Об этом, в частности, неоднократно говорили президент Владимир Зеленский и другие представители украинского руководства.

На Западе Минские соглашения воспринимаются прежде всего как шанс для урегулирования конфликта. Об этом на днях снова сказала федеральная канцлер Германии Ангела Меркель, которая работала вместе с президентами Франсуа Олландом, Петром Порошенко и Владимиром Путиным над согласованием текста документа.

А в России о Минских соглашениях говорят, прежде всего, как о документе, который позволит создать на оккупированной территории Донбасса «государство в государстве», над которым Украина будет иметь условный суверенитет. Об этом откровенно высказывался бывший помощник Путина Владислав Сурков, который был архитектором так называемый «народных республик» и остается лоббистом их интересов в Кремле.

Да и сам Путин посоветовал Зеленскому разговаривать о конфликте в Донбассе с руководителями «народных республик». И это при том, что никаких таких «народных республик» в тексте Минских соглашений просто нет. А есть отдельные районы Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), в которых должен быть установлен особый порядок управления на переходный период. Но, похоже, в Кремле об этом предпочитают не вспоминать.

Именно поэтому говорить о возможности выполнения Минских соглашений в ближайшем будущем не приходится. И вовсе не потому, что Украина не может принять законодательство об особом порядке управления – соответствующие решения не раз принимались и продолжались украинским парламентом. А потому, что в Кремле понимают, что для сохранения на чужой территории «государства в государстве» необходима военная сила. Пойдут российские войска и наемники – кто в Донецке и Луганске на следующий день будет вспоминать об особом порядке управления? Итак, как Путин обойдется без военной силы в Донбассе?

Все это вовсе не означает, что конфликт на Донбассе не можно решить. Можно – и даже в большей степени, чем другие конфликты на постсоветском пространстве. Потому что только оккупация Крыма и война в Донбассе привели к санкциям против России.

Но рассматривать это решение необходимо реалистично – то есть в исторической перспективе. Все остальные постсоветские конфликты продолжаются вот уже три десятилетия – и далеки от окончательного решения.

Понадобится ли Украине столько же времени, чтобы приблизиться к восстановлению своей территориальной целостности? Ответа на этот вопрос сегодня не знает ни один политик и дипломат. Но понятно, что именно из-за санкционного давления решение проблемы Донбасса – через сколько бы лет или десятилетий оно не состоялось – приблизит и решение других постсоветских конфликтов.

Специально для Радио Свобода

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net