Иран захватил танкер Южной Кореи, усилив напряжение в отношениях с США. Тегеран хочет принудить Вашингтон к переговорам, но это может поджечь регион

4 января в Персидском заливе Иран захватил танкер Южной Кореи. В Тегеране назвали случившееся «арестом из-за химического загрязнения». Но на самом деле Иран пытается добиться двух целей: вернуть замороженные $7 млрд из Южной Кореи; и усилить давление на США.

В течение последних нескольких недель в Персидском заливе постоянно растет напряжение: Вашингтон устроил пролет стратегических бомбардировщиков в ответ на обстрел их посольства в Ираке, а Иран увеличил объемы обогащения урана, привел в боевую готовность ВМС и начал угрожать американским военным объектам. Тегеран давит на США, чтобы добиться отмены санкций, но их действия могут лишь усложнить ситуацию. Что происходит на Ближнем востоке, возможно ли начало войны и чего ожидать дальше – разбиралась LIGA.net.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПИРАТСТВО

Иран захватил южнокорейский танкер в понедельник. В Тегеране говорят, что это «арест», а формальной причиной называют «химическое загрязнение воды судном» (оператор корабля это отрицает). Параллельно Иран вспомнил о $7 млрд, которые находятся в двух банках Южной Кореи и были заморожены Сеулом два года назад. В Тегеране понадеялись, что Сеул разблокирует замороженные деньги «как можно скорее».

Однако их требование наталкивается на проблему: разморозить иранские деньги Южной Корее не разрешает США, говорит LIGA.net эксперт-международник Украинского института будущего Илия Куса. По его словам, Иран хочет использовать эти средства на закупку вакцин от COVID-19, но сейчас сделать это им не позволяют санкции США.

Южная Корея, реагируя на захват танкера, заявила, что находится в тесном контакте с Тегераном и хочет добиться освобождения 20 членов экипажа и танкера путем переговоров. При этом Сеул также направил в этот регион подразделение спецназа, специализирующееся на противодействии пиратству, который «обеспечит безопасность» южнокорейских граждан, находящихся в регионе (эскорт других корейских суден). 

В четверг в Иран прибыла делегация из Южной Кореи. Их цель – заложить основу для возможного визита в Иран в воскресенье (или в начале следующей недели) замминистра иностранных дел Южной Кореи, который будет добиваться освобождения захваченного экипажа и танкера.

Это не первый случай, когда Иран прибегнул к захвату кораблей других государств. В июле 2019-го они задержали нефтяной танкер под британским флагом, а в сентябре того же года Тегеран задержал судно ОАЭ, на борту которого находилось 250 000 литров нефти.

В ЕС считают, что нынешние действия Ирана направлены не только на возмещение замороженных средств. Дипломат одной из стран-членов Евросоюза в комментарии CNN заявил, что цель захвата южнокорейского танкера – «потыкать палкой одного из ближайших союзников Америки»: «Они не хотят спровоцировать слишком сильную реакцию со стороны нынешней администрации (США -ред.), но они не прочь ее немного подразнить».

НАКАЛ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Напряжение на Ближнем Востоке резко возросло в конце 2020 года. 20 декабря ракетами была обстреляна зеленая зона в столице Ирака – Багдаде. Обстрел стал крупнейшим с 2010 года. В его результате никто не пострадал (благодаря применению оборонительных систем диппредставительства), но был нанесен ущерб посольству США. В Вашингтоне заявляют, что обстрел не был направлен на избежание жертв и за произошедшее ответственны «боевики, поддерживаемые Ираном».

Уже на следующий день ВМС США направили в регион подводную лодку USS Georgia в сопровождении двух военных кораблей. Публичное сообщение об этом включало подробную информацию о боевых возможностях судна и количестве оборудованных ракет Tomahawk. Затем туда отправили бомбардировщики B-52 с ядерными боеголовками. Американские военные прямо заявили, что это демонстрация силы.

В конце декабря США должны были вывести из Персидского залива атомный авианосец USS Nimitz. 3 января, в годовщину убийства генерала и второго по важности иранского политика Касема Сулеймани (убитого по указу Трампа), Вашингтон отменил это решение и приказал авианосцу остаться в регионе из-за угроз «в адрес Трампа и других официальных лиц».

В ответ Иран также решил пойти на эскалацию, и параллельно захвату южнокорейского танкера возобновил обогащение урана до 20%. Этого уровня недостаточно для производства ядерного оружия, но это в пять раз выше нормы, определенной договором по сдерживанию иранской ядерной программы.

ЗАЧЕМ ЭТО ИРАНУ

Захват танкера, угрозы и возобновление ядерной программы Ираном направлены на увеличение давления на США в надежде добиться отмены антииранских санкций. Также это является попыткой Ирана напомнить миру о своих возможностях блокировки транспортных маршрутов в Персидском заливе, говорит Куса.

В 2015 году США, РФ, Китай, Франция, Великобритания и Германия подписали с Ираном Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), целью которого было ограничение ядерной программы Тегерана. Иран обязался вывезти за границу большую часть запасов обогащенного урана, уменьшить количество центрифуг, не производить высокообогащенный уран и допустить на ядерные объекты наблюдателей МАГАТЭ. За это с Ирана были частично сняты санкции США, ЕС и СБ ООН, позволившее Тегерану торговать нефтью и пользоваться глобальной финансовой системой.

В заложниках Ирана находится судоходство в районе Ормузского пролива – одной из самых важных водных артерий планеты, – говорит эксперт-международник Центра политических студий Доктрина Денис Москалик

45-й президент США Дональд Трамп критиковал эту сделку как в ходе предвыборной кампании, так и на посту главы государства, заявляя, что она решает проблему лишь временно. В 2018 году Трамп вышел из СВПД, обвинив Иран в срыве договоренностей: создании ракет с ядерными боеголовками, разработке такого оружия и финансировании терроризма. США вновь ввели санкции против Ирана.

«Иран захватил судно, чтобы принудить США к переговорам. Официальная мотивация – абсурдная», – говорит LIGA.net эксперт-международник Центра политических студий Доктрина Денис Москалик.

По его словам, Иран создает напряжение, чтобы заставить США сесть за стол переговоров и вернуться к политике времен Обамы: «Иранцы намеренно играют на повышение ставок, создавая проблему, а потом предлагая ее решить на своих условиях… Это шоу для мира и новой администрации США, в заложниках Ирана находится судоходство в этом районе – одной из самых важных водных артерий планеты».

ВОЗМОЖНА ЛИ ВОЙНА И ЧТО ДАЛЬШЕ

От избранного президента США Джо Байдена ожидают, что он вернется в сделку с Ираном, и действия Тегерана являются попыткой усилить переговорные позиции, поскольку там заявляют о готовности вернуться к выполнению обязательств в случае снятия санкций. Однако они могут лишь усугубить ситуацию и усложнить возврат к статус-кво, царившему с 2015 по 2018 год.

Один из европейских дипломатов говорит CNN, что опасения из-за действий Тегерана не утихают: «Во всем мире вокруг Ирана царит нервозность, ведь всегда есть шанс, что кто-то ошибется и зайдет слишком далеко. Между Ираном и США существует длинный список недопонимания, поэтому они не всегда настроены на то, чтобы хорошо понимать красные линии друг друга».

Иран поднимает ставки перед переговорами, чтобы затем вернуть все как было в качестве уступки. Это типичная ближневосточная дипломатия, – заявляет Илия Куса

В ЕС и Израиле отрицательно отреагировали на действия Ирана. Брюссель пообещал не оставить это без последствий, а премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что целью Тегерана является реализовать намерение по «развитию военной ядерной программы»: «Израиль не позволит Ирану производить ядерное оружие». По данным WP, Нетаньяху даже давил на Трампа, предлагая США нанести удары по ядерным объектам Ирана.

«Иран поднимает ставки перед переговорами, чтобы затем вернуть все как было в качестве уступки. Это типичная ближневосточная дипломатия», – объясняет Куса, уточняя, что атмосфера отношений становится все токсичнее, потому сторонам будет тяжело снова довериться друг другу. Также, говорит эксперт, высоким остается и риск дестабилизации военной ситуации на Ближнем востоке: Сирии, Ираке, Ливане и Йемене, где пересекаются интересы США и Ирана.

Для Ирана критически важно вернуться к сделке, поскольку санкции очень вредят их экономике, заявляет Москалик, уточняя, что это не менее важно и для всего Ближнего востока: «Состояние отношений между США и Ираном будет иметь определяющее влияние на положение дел в регионе. Сейчас это одна из главных точек напряжения в этой части планеты».

При этом начало полномасштабного конфликта он считает маловероятным из-за пока что незначительного сосредоточения сил в регионе: «Максимум – локальные столкновения на море и в воздухе. Дальнейшее развитие событий зависит от политики администрации Байдена – будут ли они договариваться по примеру Обамы, или наоборот – давить на Иран». 

Читайте также: Иран захватил южнокорейский танкер в Ормузском проливе. Сеул задействовал военный спецназ

Владислав Сердюк

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме