Новости

Круиз на борту «карантинного» лайнера, или 17 дней в закрытой каюте. Почти Жюль Верн

Глобальный карантин застал мир врасплох. Кто-то услышал о запрте дома, кто-то застрял за границей, а кто-то в каюте круизного лайнера посреди открытого моря. Пандемия коронавируса практически сразу заблокировала морское сообщение. Около 30 лайнеров по всему миру не могли пришвартоваться к берегу из-за подозрения на коронавирус. 

Один из них — круизный лайнер «Коста-Виктория», следовавший из Дубаи в Венецию. Из-за карантина он несколько раз экстренно менял маршрут.

Ситуацию усугубляла инфекция – на борту выявили случай заражения коронавирусом. Лайнер отказывались принимать порты по пути следования, потому он вынужденно простаивал в самоизоляции у берегов Италии.

В числе 800 пассажиров лайнера Коста-Виктория оказался украинец Владислав Солодовник. Его путешествие длилось больше месяца — 7 марта он взошел на борт корабля в Дубаи и только 11 апреля вместе с группой украинских трудовых мигрантов пересек украинско-венгерскую границу.

LIGA.net пообщалась с Владиславом и попросила его рассказать о жизни на борту лайнера, зараженного коронавирусом, карантине посреди Индийского океана и Средиземного моря и возвращении домой.

Публикуем его рассказ от первого лица.


Я заядлый путешественник и по совместительству организатор авторских туров. Посетил 82 страны и знаю вкус экстрима. Но именно поездка в Венецию на круизном лайнере «Коста-Витория» перевернула мою жизнь и заставила испытать все оттенки счастья и безысходности посреди открытого океана.  

В начале февраля я проводил тур по странам Азии — Мьянма, Малайзия, Сингапур. Через несколько недель туристы разъехались домой, а я отправился в Индонезию на остров Бали. В Индонезии нашел бюджетный вариант перелета в Мале. Закончить маршрут я хотел в Венеции, добравшись туда на круизном лайнере, а уже оттуда вылететь домой, в Киев.

В пользу круиза сыграл и фактор цены. Для сравнения, билет с тремя пересадками из Мале до Киева стоил 600 евро, а 21-дневное круизное путешествие до Венеции — всего на 70 евро больше.

Круизный лайнер Коста-Виктория, фото: https:weekender.com.sg

Кажется, пандемия преследовала круизный лайнер все время. За несколько дней до отплытия из-за карантина изменили порт отправления — из Мале его перенесли в Дубаи. Пришлось экстренно вылететь в ОАЭ. Круизная компания обещала компенсировать стоимость авиаперелета, поэтому решение далось легко.

7 марта 800 пассажиров взошли на борт круизного лайнера «Коста-Виктория». Корабль был внушительных размеров, но заполнен не более чем на четверть. Первой остановкой должен был стать порт Фуджейра в ОАЭ. Но на следующий день его закрыли на карантин, поэтому мы сразу направились в Оман. 

Дальше — по плану. Две остановки в Омане, нас выпускали на берег, потом трехдневный переход через Индийский океан в сторону Израиля и Иордании.

Новость о том, что миру угрожает пандемия коронавируса 11 марта застала нас посреди открытого океана. Страны закрывали границы, авиакомпании отменяли рейсы. Рушилась логистика и нашего путешествия — все следующие порты по маршруту закрывались один за другим. За каждую отмененную стоянку круизная компания начисляла пассажирам компенсацию от 50 до 100 евро. В итоге сумма компенсации оказалась больше стоимости моего билета за круизное путешествие. Но это было временная радость. Ситуация ухудшалась день за днем. 

Владислав Солодовник на борту круизного лайнера, фото: личный архив Владислава Солодовника

Весь мир закрылся на карантин, и наш лайнер не оставался в стороне. На борту усилили меры безопасности – везде расставили дезинфекторы для рук, в ресторанах запретили набор еды со шведского стола, порции в тарелки накладывали исключительно официанты в медицинских перчатках, после приема пищи персонал дезинфицировал поверхности всех стульев и столов. Ежедневно проводилась дезинфекция – специальным раствором обрабатывали перила, лифты, стенки в коридорах.

На круизе закрыли театр, спортзал, один из ресторанов, отменили анимационные программы, которые организовывали на верхних палубах.
Но никто не переживал. Все были уверены: зараженных среди нас нет.

Первые волны паники на борту началась не из-за угрозы коронавируса — все понимали что вероятность заразиться в закрытом круизе минимальна — паника началась, когда авиакомпании начали массово отменять авиарейсы. Капитан быстро отреагировал и собрал всех пассажиров в театре. Он заверил, что круизная компания никого не бросит на пирсе в Венеции и прорабатывает варианты доставки пассажиров домой. И добавил: корабль чист от вируса, зараженных на борту нет — этой информации было достаточно, чтобы развеять некоторое беспокойство. 

Проблемы начались 21 марта. В тот день мы стояли на якоре близ греческого острова Крит, к берегу причалил катер береговой охраны с медиками. Пассажирку из Аргентины сняли с борта. На следующий день стало известно, что у нее диагностировали COVID-2019. 

В тот же вечер пассажиров лайнера попросили вернуться в свои каюты и временно самоизолироваться. Так, 22 марта начался мой карантин. 

День сурка и новые случаи заражения на борту 

Туристы, у которых в каюте были окна или балконы, были настоящими счастливчиками. У большинства пассажиров и экипажа в каютах окон не было. Это помещение в 11 квадратных метров, основную часть которого занимали кровать, телевизор и небольшой санузел. Свежего воздуха не хватало, вентиляция не всегда спасала, дневной свет внутрь не поступал. 

На третий день карантина пассажиров каждой палубы по очереди вызывали на замер температуры. Это была единственная возможность ненадолго выходить на открытую площадку, чтобы подышать свежим воздухом и увидеть дневной свет.

Ели мы тоже в каютах, трижды в день персонал приносил под двери боксы с едой.

Владислав Солодовник в каюте на самоизоляции, фото: личный архив Владислав Солодовник

Не хватало официальной информации. Мы знали, что до начала карантина прошли Суэцкий канал, вышли в Средиземное море и доплыли до Крита. Что дальше — неясно. Было очевидно, что Венеция отменяется, но ни у кого не было понимания, куда мы в итоге причалим.

Итальянские власти нас не хотели принимать. Спустя какое-то время капитан направил корабль в сторону Сицилии. Однажды начало штормить — во внутренних каютах сильно укачивало. На верхнюю палубу не пускали, приходилось целыми днями лежать в каюте и бороться с симптомами морской болезни.

Это был День сурка. С утра нам приносили завтрак, в обед – обед, а вечером – ужин. Единственная отдушина – замер температуры, время, когда мы могли немного пройтись по лайнеру.

На корабле был спутниковый интернет, нам предлагалось два пакета услуг — за 5 евро в сутки доступ в Фейсбук и Инстаграм или за 45 евро в сутки доступ к 500 Мб интернета. Я выбрал первое, и держал связь с внешним миром через соцсети.  

Обед в каюте, фото: личный архив Владислава Солодовника

Жить в таких условиях было все сложнее. Пассажиры возмущались и просили переселить их в открытые каюты. Капитан обещал, что со дня на день начнется эвакуация пассажиров. Каждый вечер мы надеялись, что завтра наступит тот самый день эвакуации. 

25 марта мы пришвартовались в порт Чивитавеккья в 80 км от Рима. Через несколько дней первыми начали эвакуировать европейских туристов — венгров и австрийцев отправили домой на автобусе, для немцев организовали чартерный рейс, совместным чартером улетели французы, голландцы и бельгийцы. Я поддерживал связь с одной из бельгиек, она рассказывала, что по прилету в аэропорт ее посадили в такси и в сопровождении полиции доставили домой на самоизоляцию. 

На борту Коста-Виктории оставалось еще около 130 человек — украинцы, россияне, несколько граждан Мексики, Аргентины и Бразилии. Плюс испанцы — их умышленно оставили на борту на двухнедельный карантин, так как они общались с заразившейся пассажиркой из Аргентины. 

На корабле было 15 украинцев – восемь пассажиров и семь членов экипажа. Для чартерного рейса маловато. Нас думали подсадить в самолет к большой группе россиян, а затем из Москвы через Минск отравить в Украину. Но российская сторона отказывалась принимать самолет со своими гражданами — этот вариант отпал. 

Оставшихся пассажиров 3 апреля переселили в каюты с балконом. Новости мы узнавали из выступления капитана по громкой связи, иногда раз в день, иногда раз в несколько дней. Он сообщал, сколько людей уже эвакуировано, кто остался на судне, как идут переговоры с тем или иным консульством. Связь между собой поддерживали и украинские пассажиры, после объявления карантина мы организовали чат в WhatsApp, где делились новостями, в том числе и от украинского консула.

Так мы провели пять карантинных дней. За это время были выявлены еще пару случаев заражения. У испанской туристки ухудшилось самочувствие и ее увезли на скорой в больницу Италии. Еще было пару зараженных итальянцев — из команды. Их не хотели пускать на карантин в Италию, поэтому они вынужденно оставались на корабле. 

Официальных сообщений о количестве заразившихся к нам не поступало, все сведения мы получали из общего чата с пассажирами.

Возвращение домой вместе с украинскими трудовыми мигрантами 

На берег я сошел 8 апреля, после 17 дней самоизоляции в каюте. Круизная компания совместно с украинским консульством организовала для украинских пассажиров автобусный рейс через Италию, Австрию и Венгрию. Мы вышли на пирс и сразу же погрузились в автобус. 

По территории Италии мы ехали в сопровождении полиции. Останавливались каждые пять с половиной часов. Каждому пассажиру выдали бутылку воды, сэндвич и бургер. Этого не хватало. Докупить еду или воду на заправке было невозможно — все было закрыто. Полиция контролировала каждое наше передвижение во время остановок. 

Повезло, что в салоне был мини-холодильник с водой, пивом, кофе. Стоили они символические 1-2 евро. На границе с Австрией нам измерили температуру и предупредили, что по ее территории автобус едет без остановок.

Уже в Венгрии нам сделали две остановки. Здесь повезло больше — магазины при заправках были открыты. Правда в один из них пускали только местных.

Границы и дороги были практически пустые. Изредка встречались дальнобойщики и легковые автомобили. 

Очереди из автобусов и людей мы встретили на венгерской-украинской границе. Это ввергло нас в ступор. 

Длинная вереница из украинских трудовых мигрантов, которые возвращались из Германии, Чехии, Венгрии казалось, никогда не закончится. Безопасной дистанции в 1,5 метра никто не придерживался, наоборот – люди активно толкались, стараясь пробиться вперед очереди.

Если предыдущие границы мы проходили менее чем за час, то здесь мы застряли на пять с половиной часов. 

Очередь на украинско-венгерской границе, фото: личный архив Владислава Солодовника

Венгерские пограничники запускали на паспортный контроль по 20-30 человек. После прохождения паспортного контроля надо было проехать на автобусе нейтральную территорию, проезд стоил 50 грн. Автобус набился битком.

Украинские пограничники измерили температуру и вручили документ о самоизоляции, там мы указали личные данные, сведения, где планируем проходить самоизоляцию, номер телефона.

Неподалеку от КПП стояли небольшие частные маршрутки, в них брали до 8 пассажиров. Цена на билет в такой маршрутке была сопоставима с ценой перелета. Например, доехать до Киева стоило 1500-2000 грн. В Днепр, Запорожье, Херсон – около 3500 грн.

Нам платить не пришлось — очередной автобус организовала круизная компания.

Сейчас я дома, ответственно отсиживаю очередной карантин. Через пару дней после возвращения мне позвонил доктор из районной поликлиники, поинтересовался самочувствием, оставил свой номер телефона и просил оставаться на связи. Спустя три дня он снова меня набрал и повторно поинтересовался о состоянии здоровья. Тест на коронавирус мне не делали, медоосбледование пройти не предлагали — врач объяснил, что тесты сейчас делают только людям с явно выраженными симптомами болезни. Посоветовал оставаться дома. 

Провести 17 дней карантина в закрытой каюте на лайнере посреди океана — непростой опыт для любого человека, не только путешественника.

Думаю, мне повезло. Не будь я пассажиром круизного лайнера, еще неизвестно как бы я добирался домой, и как скоро нашел бы крышу над головой.

Диана Манучарян

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Добавить комментарий