Новости

«У меня коронавирус». Репортаж из колл-центра горячей линии по COVID-19

Рабочий день Александра длится с 8:30 до 16:42, включая получасовой обед. Из забот в обычные дни — отвечать на жалобы звонящих, выборочно прослушивать разговоры врачей с пациентами, писать на сайт Центра экстренной медицины сезонные советы, как уберечься от клещей или перегрева, и вообще «улучшать работу колл-центра».

Сейчас рабочий день протекает, как попало. И не только рабочий. На прошлых выходных Комашко из новостей узнал, что с понедельника врачам нужны специальные удостоверения, чтобы их пускали в маршрутки.

Остаток выходных ему пришлось договариваться и выяснять, как сотрудники будут забирать пропуска, как доедут на работу без них, и как заменить тех, кто не сможет добраться. Например, один из врачей раз в пять дней ездил на смену на электричке из Хмельницкого. Теперь это невозможно.

Привычная жизнь превращалась в ад постепенно: в марте звонков с каждым днем становилось все больше — 1200, 1500, 1700, 2000. Причин, как мы уже говорили, несколько: реальная вспышка ОРВИ, общественные страхи и тот факт, что горячую линию рекламируют в СМИ, на сайте Министерства здравоохранения и даже на билбордах. Врачи не успевают отвечать всем.

На днях Александру пришлось самому сесть за телефон. А сегодня на полдня пришли помочь трое сотрудников тренировочного центра врачей скорой. Тренинги отменили, их перебросили на горячую линию. Сколько будет дополнительных врачей, как часто они смогут приходить, и как это будет происходить — Комашко не знает.

Он чуть не плачет:

— Я не успеваю за событиями! Надо что-то решать, а я сижу и разговариваю с вами!

Когда в конце коридора показывается врач-оператор горячей линии Наталья Климова (имя изменено) с бумажным стаканчиком с кофе, Александр вскакивает с кресла и куда-то бежит. Теперь разговаривать с журналистами — ее забота. Напоследок кричит:

— Только недолго! У доктора куча работы!

Добавить комментарий